Музыка вне границ: японские музыканты в гостях у Уральской консерватории

Японские технологии – давно ни для кого не секрет. Гораздо меньше мы знаем о культуре Японии, о повседневной жизни страны – только то, что сами японцы хотят нам показать. Эта нация много веков была очень закрытой, и подобная тенденция в некотором роде сохранилась до наших дней. И потому событие, произошедшее в понедельник 10 июля в Екатеринбурге, стало весьма необычным актом сотрудничества России и Японии: в этот день, в рамках выставки «ИННОПРОМ» и «Недели Японии на Урале» японские музыканты впервые посетили Уральскую государственную консерваторию.

Как известно, в Японии нет консерваторий. Там есть школы музыки, и немало, но высших музыкальных учебных заведений в нашем понимании не существует. Зато в Токио имеется университет искусств с музыкальным факультетом. Это и есть высшая японская школа музыки. Попасть туда, скорее всего, очень сложно, но результаты обучения не заставляют себя ждать. И слушатели, прибывшие в Большой зал Уральской консерватории, в этом убедились. Зал просто ломился от публики. Все хотели посмотреть на гостей из Японии, невзирая на время отпусков и уже ставший этим летом традиционным уральский дождь.

Всего японских музыкантов было восемь: шесть студентов-вокалистов, концертмейстер Сумирэ Миеси (согласно японской квалификации, внештатный исполнитель на фортепиано в университете) и их сэнсей Асами Куросава, преподаватель аспирантуры Токийского университета искусств. Асами-сан – весьма известная исполнительница русской музыки, обучавшаяся как в Японии, так и в России, член жюри некоторых российских конкурсов и руководитель Японского общества исследования русской песни.

Концерт изначально обещал быть интересным, но он превзошел все ожидания. Приветственные слова произнесли министр культуры Свердловской области С.Н. Учайкина и ректор Уральской консерватории В.Д. Шкарупа. Они особенно отметили одну важную деталь в культурных отношениях России и Японии – любовь представителей обеих наций к музыке Чайковского. Его произведения стали ключевыми в программе концерта. В связи с этим нужно отметить, что японские артисты непосредственно перед выступлением в Большом зале Уральской консерватории ездили на экскурсию в Дом-музей Чайковского в Алапаевске, где также дали небольшой концерт.

006

Японские артисты выступали не одни. Вместе с ними инструментальную музыку японских композиторов исполнили также студенты Уральской консерватории и учащиеся Уральского музыкального колледжа. Вела концерт Эльвира Архангельская – музыковед и директор колледжа. Так как в зале присутствовали члены японской делегации, все приветственные речи сопровождались переводчиком, а вокальные произведения – японскими субтитрами. Наверняка перевести русские стихотворные тексты на японский было весьма непросто, поэтому переводчиков стоит поблагодарить отдельно.

Концерт открыл Уральский музыкальный колледж. Ученики отделения духовых и ударных инструментов Владимир Черкашин (маримба) и Никита Назаров (сопрано-саксофон) исполнили небольшую композицию под названием «Аситака и Сан» автора Джо Хисаиши. Это чудесная, умиротворенная музыка, с весьма экзотичными тембрами, довольно необычными гармоническими решениями. Что интересно: маримба с точки зрения темперированного строя звучала на четверть тона ниже саксофона, но звучание это было очень органично. Дело в том, что музыкально-слуховые способности и особенности интонирования азиатских народов отличаются (если не превосходят) другие нации – особенно это заметно в их разговорной речи, а в музыке этой возможностью можно воспользоваться очень широко. Что и было сделано в данном произведении: баланс настройки маримбы выверен так, чтобы создавать особый музыкальный колорит, не создавая при этом ощущения фальши. Такую музыку мог сочинить только японец.

006

Композиция «Аситака и Сан» стала номером, настроившим слушателей на особый восточный лад, но настоящим открытием концерта стала ария Иоланты «Отчего это прежде не знала…» из последней оперы Чайковского. Ее исполнила первая в этот день гостья из Японии – Сава Такеи. Она сразу показала главное качество японской школы вокального мастерства, проявляющееся как в музыке, так и в технике – невероятную точность. Точность высоты и длительности каждой ноты была выверена чуть ли не под микроскопом. Точно была рассчитана и сила голоса – на протяжении арии Сава Такеи всегда знала, когда нужно усилить динамику своего сопрано, а когда приглушить и накопить силы. Для большинства слушателей, в том числе и для автора данного обзора, это было первое знакомство с «живым» исполнением певцов из Японии, и это было именно то, чего все от них ожидали.

012

Следующий номер концерта – ария Русалки из 4 действия одноименной оперы Даргомыжского – стал, однако, полной протовоположностью предыдущему. Певица Нанако Симаути доказала слушателям, что даже японский акцент не мешает вокальному исполнению в классическом европейском стиле, глубоким вибрирующим голосом. Судя по разговорам после концерта, Нанако-сэнпай стала явным фаворитом публики. Два раза она выходила на сцену после завершения номера под аплодисменты.

0016

Третья гостья из Японии – Аяко Исикава – исполнила одну из самых трудных в практике оперно-вокального искусства арию – арию Марфы из 5 действия «Царской невесты» Н.А. Римского-Корсакова – «Иван Сергеич, хочешь, в сад пойдем?». Эта ария наполнена самыми разнообразными вокальными трудностями, от почти разговорного речитатива до длинных вокализов и широких скачков. Кроме того, эта ария даже в концертном исполнении предполагает некую долю театральности, ведь в ней передается атмосфера тихого безумия, а это не так-то просто выразить одним лишь голосом. Аяко Исикава продумала абсолютно все составляющие произведения, как технические, так и содержательные. Каждая деталь в ее исполнении была на своем месте, а вокальные трудности в ее устах вообще нельзя было назвать трудностями – так естественно и легко они звучали.

020

В середине концерта исполнительскую эстафету приняли студенты Уральской консерватории. Сначала, как небольшое отступление от русской музыки в исполнении гостей, снова прозвучало сочинение японского композитора – «Железнодорожная песня» Ясуо Кувахары. При взгляде на название сразу же вспоминается Глинка, но если сходство между двумя «железнодорожными» произведениями и есть, то лишь в общем настроении. Прежде всего, японская композиция – инструментальная. Ее исполнял дуэт домр в составе студентов отделения народных инструментов Д. Мурзиной и А. Казанцева. Это была самая настоящая звукоизобразительная музыка – в этом она больше была похожа на «Пасифик-231» Онеггера, но не столь мощная. Кроме того, в произведении присутствовали элементы стиля японской народной музыки – пентатоника, синкопы и даже ритмический ударный эпизод (стучание по корпусу домр можно представить как стук бамбуковых палочек).

IMG 2280

Далее студенты-вокалисты, коллеги японских гостей, также исполнили несколько известных русских романсов. Для веселого отдохновения слушателей А. Скляренко исполнил серенаду «Я здесь, Инезилья» Глинки, чем вызвал овацию публики. После него Каюм Шодияров (тоже в какой-то степени восточный гость) в резком контрасте с предыдущим номером спел трагический романс Рахманинова «Все отнял у меня…». Еще один романс Рахманинова, «Весенние воды», исполнила В. Андреева – очень страстно и проникновенно. Завершил цикл выступлений принимающей стороны дуэт двух маримб «Японская традиционная» – за инструментами стояли М. Соколова и М. Лавренюк.

И снова на сцену вышли японские гости. Маи Мураями, оперная прима Музыкального общества Японии, исполнила арию Иоанны из «Орлеанской девы» Чайковского. И особенно запоминающимся стало исполнение другого сочинения нашего любимого композитора – последняя сцена из «Евгения Онегина» Чайковского. В образе Татьяны предстала Аяко Хара, а в образе Онегина – Масатака Матоба. Они подошли к своим ролям со всей старательностью, используя элементы актерского мастерства, как на настоящей оперной сцене. Конечно, выглядело это крайне необычно – даже с самыми широкими допущениями, вряд ли Пушкин и Чайковский видели в роли этих персонажей японцев. Тем не менее, эти артисты, особенно Масатака-сан, с первого взгляда на них, с первой своей ноты взяли публику. Их голоса были просто чудесны, а у Масатаки-сан, к тому же, еще и весьма сильный – в дуэте он явно превосходил Аяко-сан. Сцена из «Онегина» в японском исполнении стала истинной кульминацией концерта.

IMG 2305

Перед заключением концерта прозвучала еще одна инструментальная композиция – единственная в программе, не связанная с японской тематикой. Это была «Румба» Мориса Уитни в исполнении уже знакомого дуэта маримбы и саксофона из Уральского музыкального колледжа. Эта композиция, как и предыдущая «Японская традиционная», была написана в стиле народной музыки, на этот раз латиноамериканской.

Последним номером программы японских музыкантов стало выступление самой Асами Куросавы. Этот номер, казалось бы, объединил в себе все возможные восточные мотивы и русские традиции, какие только могут быть в музыке, ибо японская певица исполнила романс Рахманинова «Не пой, красавица, при мне». Это было во всех смыслах идеальное исполнение. Асами-сэнсей, как исследователь и постоянный исполнитель русской вокальной музыки, как представитель восточной культуры и одновременно выпускница Дальневосточного государственного института искусств, знала все, что можно знать о том, как исполнять этот сложнейший романс, и имела наилучшие вокальные данные для этого исполнения. Остается только поражаться талантам японского народа, ведь даже здесь, в этом романсе, Асами Куросава показала лишь часть своих истинных возможностей.

IMG 2315

Завершился концерт особым подарком музыкантов из Японии – символическим актом мира и дружбы: все шесть вокалистов, их учитель и концертмейстер вышли на сцену и хором исполнили знаменитую «Катюшу» – в своей особой аранжировке, наверняка созданной именно для данного ансамбля. Японские артисты, приехавшие в Россию, в том числе и для того, чтобы спеть «Катюшу» – это главное подтверждение тому, что музыка и искусство в целом стоит выше политики, выше государственных разногласий.

IMG 2321

Для музыки не существует границ. Она является универсальным языком для всех людей на Земле. Каждый, кто умеет слушать и понимать музыку, знает это. В Токийской филармонии ли, в Большом ли зале Уральской консерватории – музыке нет разницы, где звучать, если найдется хоть один человек, струны души которого войдут с ней в резонанс. И как было бы чудесно, если бы вся планета когда-нибудь уподобилась концертным залам и оперным сценам, где зрители, слушатели, музыканты, актеры в едином порыве внимают прекрасным звукам, вышедшим из-под пера гениев!

Михаил Зырянов,
кандидат искусствоведения

zd

Контакты

  • 620014, Екатеринбург, просп. Ленина, 26

Приемная ректора

  • +7 (343) 371-21-80
  • +7 (343)371-67-61 /факс/
  • mail@uscon.sco.ru

Приемная комиссия

  • +7 (343) 371-66-49
  • priem@uralconsv.org

Цитата месяца

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…