Контрасты оперного гения

4 марта 2019 г. в концертном зале Уральской консерватории прошел показ фрагментов из опер Верди «Трубадур» и «Фальстаф». Образы вердиевских героев обрели сценическое воплощение благодаря студентам вокального отделения консерватории и оркестру Оперной студии. Постановочную концепцию выстроил и реализовал режиссер Павел Иванович Коблик.

Студенческие постановки в консерватории уже давно сплотили вокруг себя круг городских почитателей и приучили публику к тому, что новых проектов нужно ожидать по нескольку раз за сезон. Успешно осваивая произведения разных композиторов от XVII века («Дидона и Эней» Г. Пёрселла) до XX века («Соловей» И. Стравинского, «Умница» К. Орфа) и разных стилей («от Баха до Оффенбаха»), педагоги Оперной студии периодически возвращаются к едва ли не самому репертуарному в мире оперному композитору – Джузеппе Верди. Этот творец-долгожитель сумел реализоваться в жанрах романтической трагедии, историко-героической, большой французской оперы, лирико-психологической драмы и завершить свой путь из 26 оперных сочинений неожиданным поворотом – мудрым комическим «Фальстафом» по Шекспиру. 

Какая замечательная идея пришла в голову создателям оперного вечера 4 марта – показать в двух отделениях полярного Верди! Мрачно-трагического – в «Трубадуре», написанном 40-летним автором, и солнечного, неутомимого на выдумки 80-летнего мастера – в «Фальстафе». Две половины вечера – трагедия и комедия – образовали резкие контрасты уже в визуальном плане. Решение сцен из «Трубадура» сопровождали густая таинственная ночь, строгие тона стилизованных исторических костюмов, статика мизансцен, призванных подчеркнуть внутреннюю драму страдающих и обуреваемых страстями героев. Отрывки из «Фальстафа» разворачивались на фоне яркой картинки зеленого парка, а калейдоскопическая пестрота костюмов сопутствовала харáктерной игре артистов, вызывающей смех в зале, безостановочной смене мизансцен, стремительному темпоритму многолюдного действия. Художник мультимедиа Вадим Бадьянов для каждой из опер разработал видеопроекцию на заднике, которая обладала собственным драматургическим развитием, в соответствии с музыкальным колоритом отрывков. Как всегда, мастерским путеводителем по сюжету и стилю опер стала музыковед Эльвира Архангельская.

«Трубадур», известный своей запутанной интригой, но увлекающий сильными страстями и острыми контрастами, входит в тройку вердиевских шедевров начала 1850-х годов (наряду с «Риголетто» и «Травиатой»), с которой отсчитывается зрелость мастера и обретение им нового качества вокального стиля – vero canto («правдивое пение»). Эта опера требует от исполнителей недюжинных голосовых возможностей, ибо вся наполнена сольными ариями драматически-кантиленного и виртуозного характера, а персонажи подаются словно крупным планом.

Каждый из певцов в консерваторском «Трубадуре», наряду с общей актерской органикой, достигнутой режиссером, проявил свои вокальные достоинства. Округлый, хорошо поставленный голос студентки 5 курса Ольги Ивановой был женственен и мастеровит как в мечтательной каватине Леоноры, так и в стреттной виртуозной вокализации. В помощь нынешним студентам консерватории были привлечены недавние выпускники – Максим Шлыков (ныне солист Екатеринбургской оперы) в партии Графа ди Луны и Ярослав Кожевников (ныне солист Челябинской оперы) в партии трубадура. Поддержание связи педагогов с выпускниками дает возможность молодым певцам попробовать себя «на перспективу» в сложных партиях, еще не доступных в театре. Баритон сценически уверенного М. Шлыкова поражал страстностью и силой, а ясный и густой драматический тенор Я. Кожевникова демонстрировал освоение партии им Манрико как важного профессионального этапа.

Огромная луна в видеопроекции, лишь подчеркивающая мрак ночи и темноту тайн, окутывающих судьбы персонажей «Трубадура», сменилась пылающим костром в сцене из 2 действия («Цыганка»). Центром этого эпизода по праву стала Екатерина Одайкина, своим темпераментным исполнением партии Азучены внушившая зрителю, что костер, в котором когда-то погиб ее сын, разрастается пламенем отмщения. Черные одежды героини несли в себе и траур, и поблескивание цыганских украшений, а выступающая из-под траура красная блузка будто символизировала темперамент и кровоточащее сердце матери. Екатерина наделена сильным голосом светлого тембра и большого диапазона, который хорошо сочетался в дуэтах с темным тембром Я. Кожевникова.

Но главное качество в интерпретации «Трубадура» – трагическая музыкальная экспрессия – на наш взгляд, было обеспечено дирижером Максимом Козловым, выпускником и ныне преподавателем Уральской консерватории, которому удается сочетать должность художественного руководителя камерного хора «Доместик» им. В. Копанева и сотрудничество с целым рядом оркестровых коллективов Екатеринбурга. Выявление говоряще-певучих инструментальных подголосков, реактивность, которой требует от дирижера эта взрывчатая, пламенная музыка, ощущение непрерывного тока предельной по накалу экспрессии – здесь сполна проявились качества дарования Козлова, который обостренно почувствовал праздничный трагизм неистовых страстей. К свойствам дирижера нужно добавить потрясающую предупредительность во всех паузах, ауфтактах и прочих сложностях коллективного музицирования, позволяющую всем музыкантам чувствовать себя с ним, как за каменной стеной. Благодаря проведенной Козловым работе слаженно прозвучали, например, такие «опасные» моменты, как романс Манрико, поющего из-за кулис, с аккомпанементом арфы в оркестровой яме, или скороговорка трубы в сочетании с высказываниями Графа ди Луны. В особенности высоким ансамблевым качеством и эмоциональным накалом выделился терцет Леоноры, Манрико и Графа.

ФОТОГАЛЕРЕЯ

***

Во втором отделении концерта Оперной студией были представлены две картины, знакомящие зрителя с сюжетом 1 и 2 действий «Фальстафа». Колорит сцены резко поменялся: помимо образа зеленого, озаренного солнцем, парка (задник-видеопроекция), постановщики направили зрительскую память к эстетике итальянских театральных и кинокомедий. Картинка итальянского дворика, где стоит стремянка, на веревке сохнет белье, а перед глазами зрителя крутится пестрая темпераментная вереница героев, живо напомнила пьесы К. Гольдони и фильмы Ф. Феллини. Для «Фальстафа» поменялся и дирижер: за пульт оркестра встал Антон Ледовский – выпускник Саратовской консерватории, ныне дирижер Свердловского театра музыкальной комедии, с которым консерватория сотрудничает уже не в первый раз. В соответствии с новым стилем Верди и комическим жанром оркестр зазвучал совсем по-другому – остроумно, легко, детализированно, колко. «Фальстаф» – едва ли не больше, чем «Трубадур», – предполагает решение сложных дирижерских задач, ведь фактически вся опера является ансамблевой. Зритель не успевает уследить, как квартет женщин сменяется на квинтет мужчин, на дуэт влюбленных Фентона и Нанетты, а затем – и целый нонет (четыре женских и пять мужских голосов, поющих одновременно)!

Но успешно выполненные вокальные задачи явились всего лишь верхушкой айсберга в той скрупулезной работе с солистами и мимансом, которая была проделана режиссером, чтобы достичь столь искрометного сценического действия. Диву даешься, насколько детализированной предстала партитура актерской игры, как точечно были проработаны комические штрихи в игре даже второстепенных персонажей, сколько нюансов и выдумки таилось в трюках и розыгрышах, производящих впечатление естественной жизненной суматохи. Метод работы с певцами режиссера-педагога П.И. Коблика, прошедшего школу ГИТИСа, на все сто процентов оправдывает себя: нет ничего важнее для артиста в стадии студенчества, нежели добиться органики сценического существования, при этом не боясь прибегать к харáктерности, становиться смешным и перевоплощаться до неузнаваемости.

…Сначала в центре внимания оказывается компания виндзорских кумушек: жена богатого горожанина Алиса Форд, ее соседка Мэг Пейдж, ее дочь, юная прекрасная Нанетта и старая сплетница миссис Квикли. На этот раз они со всей женской импульсивностью обсуждают неслыханную дерзость сэра Джона Фальстафа, отправившего одинаковые любовные письма сразу двум из них, замужним и состоятельным.

Каждая героиня то и дело притягивает к себе внимание зрителя. Вот Алиса Форд (Валерия Андреева) – яркая и самоуверенная дама в элегантном костюме цвета фуксии с горжеткой лисы на плечах. Сразу становится ясно, что она здесь главная, и режиссер выводит героиню на первый план. Алиса знает себе цену, и поступок Фальстафа для нее как минимум смешон, а как максимум - должен быть наказан! Поражает актерское бесстрашие Валерии: певица балансирует на грани карикатурности своего персонажа - и виртуозного лицедейства. Тремолирующее вращение бедрами кажется то кокетством, то старческим дрожанием, то ритмизацией вердиевских фиоритур.

Вот перед нами Мэг Пейдж (Ирина Костенко) и миссис Квикли (Елена Бирюзова). Как и Алисе, им подобраны яркие костюмы: миссис Пейдж – платье василькового цвета, миссис Квикли – ярко-желтый клетчатый жакет, черная юбка плиссе, красные чулки и красные же аксессуары. Поступок Фальстафа задел этих дам не меньше, чем Алису, и каждая выражает протест в силу своей индивидуальности. Миссис Квикли (ее фамилия в переводе с английского означает «быстро») неистово и возмущенно жестикулирует, на ее лице – гримаса сплетницы, готовой охотно поддержать своих соседок в интриге против пройдохи Фальстафа.

А вот хрупкое прелестное создание – Нанетта (Диана Белозор) в платье нежно-персикового цвета, воздушном, как и она сама. Девушка поддерживает замысел взрослых дам, но мыслями находится далеко-далеко, мечтая о прекрасном Фентоне. Словно летящее по ветру перышко, Нанетта то кружится в танце от счастья, то детским смехом поддерживает сговор дам. Голос юной героини – высокий, тоненький, женственный – выделяется среди дамского звукового напора. В постановке много внимания уделяется деталям, без которых, кажется, действие потеряло бы свой блеск. Например, возрастная граница между Нанеттой и дамами подчеркивается таким важным женским атрибутом, как сумочки: соседки постоянно их держат при себе, иначе их «дамскость», возможно, была бы лишена образной завершенности. То ли дело Нанетта – ее облик свободен от всех примет чопорности и пародийности. Старших героинь выделяет и седина, закравшаяся в дамские прически, – в отличие от златокудрой Нанетты с плетеной косой.

…Позднее на сцене появляются мужчины. Кажется, что в силу своей природы они должны быть более степенными. Но перед нами разъяренный мистер Форд и его сумбурная команда: Бардольф и Пистоль (слуги Фальстафа), доктор Кайюс, а также возлюбленный Нанетты – Фентон. Бардольф и Пистоль рассказали Форду, что Фальстаф готов поживиться его кошельком и наставить ему рога. Ревнивец Форд (Андрей Шитиков) полон решимости расправиться с толстяком-соперником: весь гнев богача собрался на конце его трости, которая то грозно вздымается к небу, то решительно вонзается в землю, высказывая раздражение своего хозяина. Яркими комическими красками изображены Бардольф (Карлен Манукян) и Пистоль (Роман Файзулин). Первый – с огромным синяком под глазом, в черном залатанном пиджаке, красных штанах и с бутылкой в руках. Второй - в кожаных сапогах, клетчатом костюме, с усами и в рыцарском шлеме, наподобие Дон Кихота. А рядом – старик доктор Кайюс (Александр Яценко) в костюме выпускника университета и погруженный в свои чувства Фентон (Андрей Денисов). Между шумными пестрыми эпизодами, в которых сталкиваются женская и мужская компании, наступают тихие галантно-романтичные сцены Нанетты и Фентона, и публике удается насладиться прекрасными лирическими голосами обоих исполнителей.

Во втором отрывке из оперы события разворачиваются уже в самом доме Фордов, куда приходит горе-ловелас сэр Джон Фальстаф. Студенту 5 курса Игорю Земскому прекрасно удалась возрастная роль! Фальстаф давно облысел, его раздавшееся пузо уже не вмещается в старый, неопрятный полосато-малиновый костюм. Вместо бабочки он надел желтый уродливый бант, будто позаимствовав его у проезжих клоунов. Игнорируя все правила приличного обращения с дамой, Фальстаф приступает к решительным действиям. Эта сцена становится наиболее запоминающейся и благодаря актерской игре Валерии Андреевой. Ее Алиса Форд знает толк в насмешках и поучительных издевательствах: то она воодушевленно играет на лютне, вздыхая от надоедливых признаний, то демонстративно увертывается от надоедливого ухажера, то еле сдерживает смех… Притворно завоевывая сердце старика Фальстафа эротической игрой, героиня В. Андреевой поистине завоевывает сердце зрителя талантом жизнерадостно-неуемного проживания жизни. Второе действие оперы завершается эффектным выбрасыванием бельевой корзины с Фальстафом в воды Темзы (при этом зрители видят брызги, взлетающие в видеоизображении).

Сцены из «Фальстафа» оказались с первой минуты привлекающими яркостью красок, насыщенными обилием мелких подробностей, рассмотреть которые удается лишь при неоднократном просмотре постановки. Хочется оценить этот спектакль по самому высшему разряду и обязательно вернуться к нему при последующих показах. Приятным моментом искренней благодарности и уважительности стало вручение студентами-артистами букетов, до поры до времени скрываемых где-то в кулисах, своим педагогам – режиссеру, дирижерам, всем участникам постановочной команды.

ФОТОГАЛЕРЕЯ

 

Магистрант К.Ю. Егорова,
преподаватель Е.В. Кривоногова 
Фотографии - Жанна Скачкова, Екатерина Исаева

zd

Контакты

  • 620014, Екатеринбург, просп. Ленина, 26

Приемная ректора

  • +7 (343) 371-21-80
  • +7 (343)371-67-61 /факс/
  • mail@uscon.sco.ru

Приемная комиссия

  • +7 (343) 371-66-49
  • priem@uralconsv.org

Цитата месяца

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…