Энергетика Мастера. В Уральской консерватории состоялся первый концерт сезона 2018-2019

Концертный сезон 2018/2019 в Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского открылся уникальным выступлением.

Приезд народного артиста России, профессора Саратовской государственной консерватории имени Л.В. Собинова Альберта Михайловича Тараканова восхитил и удивил многих. Какая смелость в год празднования своего 80-летия заявить столь сложную программу, включающую Первый концерт П.И. Чайковского во втором отделении! Сомнений в успехе концерта, однако, не возникало. Альберт Михайлович ‒ ученик великого пианиста и педагога Генриха Нейгауза, более тридцати лет возглавляет кафедру специального фортепиано Саратовской консерватории, много лет был солистом Саратовской филармонии, выступал с гастролями в России и за рубежом, постоянно участвует в работе жюри престижных пианистических конкурсов. Выступление столь крупной музыкантской личности заинтересовало многих екатеринбуржцев, и потому 4 октября Большой зал консерватории был переполнен благодарной публикой. Помимо кресел партера, слушатели были вынуждены заполнить балкон, усаживаться на ступени, стоять вдоль стен, ‒ желание услышать подлинного профессионала оказалось выше любых неудобств.

Свое выступление артист начал с исполнения легендарной 14-й («Лунной») сонаты Л. Бетховена. Как же прекрасно звучит это сочинение в руках зрелого мастера, знающего, что такое истинная любовь, и умеющего выразить это мудрое мировосприятие в музыке! Глубокие басы, выразительное интонирование и интеллектуальная игра сразу увлекли слушателей, и уже ни у кого не возникало сомнений, что великие произведения раскрываются совершенно с новой мерой глубины в руках музыкантов, умудренных опытом. В чём уникальность Альберта Тараканова? Быть может, в крупности, в масштабе ‒ человеческом, личностном, который отражается уже в самом звукоизвлечении (полнозвучном, цельном, волевом). Человеческий объём был ощутим с начальных триолей сонаты; в дальнейшем мудрость волевого погружения в единое сосредоточенно-духовное состояние не позволяла темпу отклониться ни на малейшую йоту.

Казалось бы, мощь и цельность Бетховена ‒ абсолютно сродни нутру Тараканова. Как же тогда музыка Дебюсси, расположенная практически на противоположном образно-стилистическом полюсе по отношению к Бетховену, требующая скользящей гибкости состояний и колористической тонкости? Поразительно, но индивидуальность пианиста оказалась вполне склонной к естественному воплощению созерцательной тишины «Шагов на снегу» и феерического звукового спектра «Фейерверка». И снова ‒ будто перерастание роялем своих собственных рамок, праздник самого музыкального тона, крупность и цельность подачи, отсутствие какого бы то ни было псевдоинтеллигентского разлома.

01           02

Вершиной первого отделения стала Токката С. Прокофьева (не упомянутая в афише концерта и сыгранная будто на «бис»), требующая марафонской выносливости и молодой спортивной энергии. Было непостижимо, как человек почтенного возраста словно перерождается в некий локомотив, конструктивистский perpetuum mobile, не только не теряющий, а даже наращивающий энергетический заряд к концу произведения ‒ дерзновенного, оркестрального, напористого, охватывающего все регистры рояля крупными яркими мазками. Пианист реализовал сугубо индивидуальный подход к пьесе Прокофьева: Токката исполнялась в небыстром темпе, но поражал сам способ звукоизвлечения ‒ максимально чёткий и монолитно-однообразный, скупой на проявление человеческих эмоций и в чём-то даже механистический. «Toccata» переводится с итальянского как «прикосновение», и именно точно найденным прикосновением Тараканов создал весомую, запоминающуюся интерпретацию. В подобных мудрых решениях читаются черты настоящего артиста: нет сомнений, что Альберт Михайлович мог бы «быстрее, громче, веселее», но это слишком простая задача для человека, обладающего огромным музыкантским опытом и интеллектуальным багажом.

Во втором отделении концерта в исполнении гостя прозвучал Первый концерт Чайковского. Партию оркестра исполнил заслуженный артист России, профессор Валерий Дмитриевич Шкарупа. Два мастера, два опытных педагога, два концертирующих пианиста. Можем ли мы представить, каким внутренним событием это совместное музицирование явилось для них? Бесспорно, концерт Чайковского ‒ настоящая жемчужина в фортепианной литературе, средоточие пианистической виртуозности и вызов душевно-энергической самоотдаче исполнителя. А.М. Тараканов провёл его с великолепием знатока. Благородство звука, объём и словно ощутимый физически полет аккордов, вырывавшихся из-под рук солиста, оставили неизгладимое впечатление.

03

Приезд Альберта Тараканова продолжил уже установившуюся в Уральской консерватории традицию живых встреч с именитыми, опытными исполнителями (нередко преподавателями российских консерваторий), которыми движет бескорыстное желание передать опыт молодым в рамках концертов и мастер-классов. Однако всё-таки эта встреча стала исключительной. Интеллектуальная манера игры всё реже увлекает слушателей, привыкших к фееричной подаче, лишённой глубокого погружения исполнителя в смыслы и образы исполняемого произведения. Альберт Михайлович в своей игре легко достигает восхитительных глубин и дарит слушателям настоящее высокое искусство. Спасибо ему за искренность, за чистоту сердца и прекрасную музыку, подаренную слушателям в этот вечер!

Дарья Русакова,
студентка V курса фортепианного отделения УГК

zd

Контакты

  • 620014, Екатеринбург, просп. Ленина, 26

Приемная ректора

  • +7 (343) 371-21-80
  • +7 (343)371-67-61 /факс/
  • mail@uscon.sco.ru

Приемная комиссия

  • +7 (343) 371-66-49
  • priem@uralconsv.org

Цитата месяца

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…